«Без ядерной энергетики говорить
о мировом энергетическом балансе
невозможно»
В. В. Путин, Президент РФ
  • Слайд 1
  • Слайд 3
  • Слайд 2
  • Слайд 4
Экология и атомная энергетика

Радиация в малых дозах полезна для всего живого на земле

Интервью с академиком РАМН Л.А.Булдаковым

- Лев Александрович, Вы большую часть своей жизни посвятили изучению радиации. Недавно вышла Ваша новая книга "Радиационное воздействие на организм - положительные эффекты", в которой Вы доказали благоприятное влияние низких доз радиационного воздействия на все земные организмы и растения. Если можно, коротко скажите об этом.

- В течение миллиардов лет жизнь на нашей планете развивалась при постоянном воздействии определенных доз радиации и без нее она просто немыслима. Изучением этого явления занимается наш Институт биофизики и сотни ученых во всем мире. Мои многочисленные собственные исследования, а также данные отечественной и мировой литературы говорят о том, что ионизирующее излучение является фактором окружающей среды и в малых дозах не представляет опасности для здоровья. Ведущие ученые в области радиобиологии обнаруживают даже не пагубное, а, наоборот, благотворное, защитное влияние низких доз общего радиационного воздействия на человека. По нашему мнению, это обуславливает уменьшение заболеваемости, сокращение преждевременной смертности, ускорение развития организмов.

- Это понятно. Но во время чернобыльской катастрофы пострадали сотни тысяч людей, которые находились далеко от АЭС и не могли получить большие дозы облучения?

- Взрыв на Чернобыльской атомной станции - это, конечно, колоссальная техногенная катастрофа, которая отбросила на много лет развитие ядерной энергетики во всем мире, подорвала доверие к величайшему изобретению человечества - атомной энергии. Но я больше чем уверен, что масштабы этой катастрофы сначала были недооценены, а затем искусственно преувеличены - и политиками, и учеными, и медиками, и особенно средствами массовой информации. На месте взрыва на ЧАЭС сразу погибли 28 человек, затем в течение 5 лет умерли еще 14 человек, хотя в клинику к нам в институт сначала поступили из Чернобыля 140 острых больных. Единственную патологию, которую мы находили после чернобыльской аварии - это заболевание щитовидной железы у детей. Частота этих заболеваний увеличилась в 2 раза.

Конечно, гибель каждого человека - это трагедия для его семьи. Но на дорогах России ежегодно погибают 30 тысяч человек. У меня до сих пор остается впечатление, что тогда действовали какие-то колоссальные силы, которые хотели запугать людей, дискредитировать нашу атомную отрасль, развалить Советский Союз. И можно сказать, что им это удалось. Во всем мире было прекращено строительство атомных станций, сразу же всюду возобладала точка зрения "зеленых" и даже самые развитые страны в энергетике вернулись к каменному углю - самому вредному из всех добываемых энергоносителей. А ведь выпадение радиоактивных веществ после чернобыльской аварии на самом деле было минимальным. Самыми загрязненными в России были районы в Брянской области, но уже через 2 года уровень радиации там не отличался от природного фона.

- Но ведь только в России тысячи чернобыльцев-ликвидаторов, которые официально имеют льготы.

- Да, Алла Пугачева, Иосиф Кобзон и другие наши замечательные певцы и артисты, которые приезжали с концертами в Славутич - тоже "чернобыльцы", хотя, к счастью, никакого обучения они не получали, потому что даже в 100 метрах от реактора вообще уже дозы никакой не было, кроме следа. В зоне следа можно было получить максимум 5 рентген в сутки. Дозиметристы из нашего института тогда составили специальную карту, где были указаны все участки. Но политика государства и особенно местных властей была такая - раз ты побывал в этом районе, то вне зависимости от дозы облучения можешь получить документы "чернобыльца" и соответствующие льготы от государства. В связи с этим было много злоупотреблений, в том числе инвалидность давали по всякому поводу, особенно на Украине. Я думаю, что реально пострадавших во время чернобыльской аварии на порядок меньше, чем получивших документ "чернобыльца".

- А учитывались ли рекомендации специалистов по радиации, Минздрава, когда принимались законы по социальным льготам для участников ликвидации и пострадавших территорий?

- В этом плане в наших рекомендациях власти не нуждались. Здесь главное значение имела политика. Другое дело, что мы, врачи, использовали те наработки и тот опыт, который был приобретен, например, во время аварии на ПО "Маяк" в 1957 году - особенно при лечении острой лучевой болезни. Я ведь на "Маяке" проработал 30 лет. И, конечно, никому не пожелаю попасть под радиоактивное облако. Дозы там ничтожно малы, но психологически, даже просто от страха и внушения, практически каждый четвертый-пятый человек реально чем-то заболевает. Это во всем мире так.

- Но все-таки малые дозы - сколько это?

- Это непростой вопрос, потому что для каждого организма - своя малая доза. Уровень радиационного воздействия в 10-15 рентген стимулирует все процессы жизнедеятельности. Если больше 30 рентген, считается, что организм уже не компенсирует клеточные потери и начинается заболевание. Еще в 1460 году было сказано эскулапами, что "только доза определяет - быть веществу ядом или лекарством". Так мы устроены и с этим ничего не поделаешь.

- Лев Александрович, после чернобыльской катастрофы безопасность на атомных станциях повысилась в разы, дальше повышать ее, возможно, экономически невыгодно. Как учитываются Ваши разработки в ядерных технологиях, в реакторостроении?

- Главное - это доза. Сейчас дозы на атомных станциях не отличаются от естественного фона радиации. Строится все с большим запасом. Можно еще вкладывать миллиарды в защиту, но если дозы нет, то зачем это делать. Поймите, если убрать естественную радиацию, в которой наши предки жили миллионы поколений, мы все ослабеем. Это экспериментально доказано на микроорганизмах, на растениях, на мышах. Во время экспериментов сохранялись полностью все факторы, кроме ионизирующего излучения. Животные и растения погибали или их масса уменьшалась в несколько раз, мыши переставали плодиться. Как только повышали радиационное воздействие до природного фона и выше, все восстанавливалось.

- Скажите, как Вы оцениваете уровень развития радиационной медицины в нашей стране после чернобыльской катастрофы, учитывая, что именно у нас сделано много открытий в этой области?

- Именно у нас сделано много открытий в области радиационной медицины. Но после Чернобыля мы за последнее время здорово отстали в этом плане. Закрылись многие учреждения по этому профилю. Фактически осталась только лучевая терапия, которая применяется при лечении раковых больных, потому что других способов лечения мало. То есть после "чернобыльского синдрома" все это надо восстанавливать.

- Лев Александрович, Вы ярый сторонник развития ядерной энергетики. Какая, по Вашему мнению, должна быть доля ядерной энергетики в нашей стране по сравнению с другими видами генерации электричества?

- Франция 70% электроэнергии вырабатывает на атомных станциях - вот вам лучший пример. А в принципе, я думаю, что в России вне зависимости от запасов и добычи нефти и газа в будущем будет только ядерная энергетика - и больше никакой. Это безусловно самая дешевая, безобидная и полезная энергетика на фоне всех остальных.

Сайт Федерального агентства по атомной энергии 14.02.2006