«Без ядерной энергетики говорить
о мировом энергетическом балансе
невозможно»
В. В. Путин, Президент РФ
  • Слайд 1
  • Слайд 3
  • Слайд 2
  • Слайд 4
Экология и атомная энергетика

Радиоактивность как физическое явление

Дадим вначале научное определение: радиоактивность — это процесс самопроизвольного выделения энергии с постоянной скоростью, присущей данному виду ядер (радионуклидов, т.е. ядер, способных к радиоактивному распаду). Термин «радиоактивность» был предложен Марией Кюри, одной из первых начавших исследования этого природного явления, великим человеком и талантливым физиком.

История открытия явления радиоактивности вкратце такова. В 1896 году Анри Пуанкаре выдвинул предположение, что Х-лучи, открытые Рентгеном, могут самопроизвольно испускаться некоторыми природными фосфоресцирующими веществами. Рассуждения Пуанкаре были логичны и просты: рентгеновское излучение, по-видимому, возникает на том конце вакуумной трубки, куда попадают катодные лучи и где светится стекло трубки. Но тогда, может быть, светящиеся (люминесцирующие) вещества могут и сами испускать лучи, наподобие рентгеновских?

Доклад Пуанкаре произвел большое впечатление на Антуана Беккереля, потомственного физика и химика, специалиста по фосфоресценции (этот процесс отличается от флуоресценции длительностью — он не затухает мгновенно, после устранения возбудителя свечения, а продолжается некоторое время, поскольку фосфоресцирующие вещества запасают впрок большее количество энергии). Идея Беккереля сводилась к тому, чтобы обнаружить засвечивание фотопластинок Х-лучами даже через плотную обертку, например, через несколько слоев черной бумаги. Невидимые же лучи должны были, по мысли ученого, испускаться подходящими минералами после выдержки их на свету — для того, чтобы в них накопилась энергия, и мог начаться процесс, похожий на процесс фосфоресценции.

Беккерель взял несколько кристалликов одной из солей урана (это вещество фосфоресцировало особенно интенсивно) и поместил на окне, подложив под них фотопластинку, завернутую в плотную черную бумагу. На фотопластинке лежала еще и фигурная металлическая прокладка — медный крестик, — чтобы на негативе отпечаталось ее изображение, создаваемое Х-лучами. Гипотеза подтвердилась: фотопластинка, на которой лежали кусочки урана, исправно засвечивалась неким излучением. То есть, соединение урана испускало лучи неизвестной (как считал Беккерель тогда, те самые лучи Рентгена) природы. Доклад об обнаружении Х-лучей, испускаемых самопроизвольно природными веществами, был сделан. «Облученные солнечным светом соли урана испускают рентгеновскую радиацию» — заявил на заседании Французской академии Беккерель. Однако истина оказалась другой — к счастью для науки и цивилизации Беккерель, как настоящий ученый, проводил опыты аккуратно и последовательно. В столе он обнаружил фотопластинку, которая не подвергалась действию солнечных лучей, поскольку один из дней выдался несолнечным, но решил и ее проявить. Ученый с удивлением обнаружил, что фотопластинка опять засвечена — на ней имелся четкий отпечаток крестика. Вывод ученого был однозначен: уран излучал независимо от воздействия на него солнечного света!

Таким образом, в конце 19-го века было установлено, что соли урана самопроизвольно, без предварительного воздействия на них света, испускают лучи неизвестного происхождения. Содержащее уран вещество, положенное на фотографическую пластинку, обернутую в черную бумагу, воздействует на пластинку и на бумагу. Эти лучи способны разряжать электроскоп, превращая окружающий воздух в проводник электричества. А.Беккерель убедился, что эти свойства урана не зависят от предварительного облучения, а неизменно проявляются даже тогда, когда урансодержащее вещество долго выдерживают в темноте. Именно он открыл то явление, которое впоследствии от Марии Кюри получит название «радиоактивность».

Мария Склодовская-Кюри, делающая лишь первые шаги в науке, активно включилась в только-только зарождающуюся область исследований. Уже ее первый научный результат чрезвычайно интересен: интенсивность таинственного (рентгеновского?) излучения пропорциональна количеству урана в образцах, на характер излучения не влияют ни состояние химических соединений урана, ни освещенность, ни температура. Похоже, что непонятное излучение имеет атомное происхождение — только так можно объяснить данные опытов. Такой же радиационный эффект был обнаружен химиком Эрхардом Шмидтом и у соединений тория. Явление в целом получило название радиоактивности, а уран и торий были названы радиоэлементами (испускающими лучи). Дальнейшие исследования Марии и Пьера Кюри показали, что некоторые соединения урана имеют активность гораздо более высокую, чем у урана и тория. Так готовилось открытие радия.

Кстати, уран как металл был известен химикам еще с 18-го века, его изучали и в чистом виде, и в соединениях. На первый взгляд в нем нет ничего необыкновенного. По виду он похож на серебро, по тяжести — на платину, химические свойства у него почти такие же, как у вольфрама. Химики всегда были твердо убеждены, что уран — самый заурядный металл. Использовали его, главным образом, для окрашивания стекол и керамики в желто-зеленый цвет.

Ученые-химики утверждали, что нет никаких новых радиоактивных веществ, кроме уже известных — урана и тория. Чтобы доказать скептикам их неправоту, выделить новые элементы и измерить их атомные веса («Нет атомного веса, нет и радия. Покажите нам радий, и мы поверим» — так говорили химики), супругам Кюри понадобится четыре года упорного труда. Собственными руками Кюри перерабатывают 8 тонн урансодержащей руды и выделяют из нее 0,4 грамма (!) радия.

Вот что писала М.Кюри о том времени первых открытий, о годах работы в старом сарае (там была оборудована их лаборатория), когда они химически выделяли радий и полоний, измеряли их атомные веса и интенсивность излучения: «У нас не было ни денег, ни лаборатории, ни помощи, чтобы хорошо выполнить эту важную и трудную задачу. Требовалось создать нечто из ничего, …я могу сказать без преувеличений, что этот период был для меня и моего мужа героической эпохой в нашей совместной жизни, ...мы с головой ушли в новую область, которая раскрылась перед нами благодаря неожиданному открытию».

Вскоре Анри Дебьерн, сотрудник супругов Кюри, выделил еще один элемент, обладающий свойством радиоактивности. Элемент был назван просто — актиний. После этого поиски новых радиоактивных элементов пошли быстрее — сразу в нескольких странах обнаруживают мезоторий, радиоторий, ионий, протактиний, радиосвинец. Человек с изумлением обнаруживает, как много радиоактивных веществ его окружает. Все они существуют в природе и могут быть не только твердыми, но и газообразными — Резерфорд и Содди наблюдают испускание радием радиоактивного газа, названного ими эманацией радия (сейчас его называют радон).

В 1903 году Уолтер Рамзай и Фредерик Содди обнаруживают, что радий непрерывно выделяет также небольшое количество газа гелия. Так был обнаружен первый пример ядерного превращения. Позднее, уже работая в Англии, Резерфорд и Содди, опираясь на гипотезу, высказанную Марией Кюри, публикуют «Теорию радиоактивных превращений», в которой утверждают, что радиоактивные элементы, даже когда кажутся неизменными, находятся в состоянии самопроизвольного распада: чем быстрее процесс их превращения, тем больше их активность. Определение, данное Резерфордом и Содди, таково: радиоактивность есть не что иное, как распад атома на заряженную частицу (именно она и представляет собой радиоактивное излучение) и атом другого элемента, по своим химическим свойствам отличный от исходного. Образовавшийся атом также может испытать радиоактивный распад. Следствием этого утверждения является вывод о существовании целых радиоактивных семейств, первый элемент которых радиоактивен, а последний стабилен.

После знакомства с этой теорией Пьер Кюри заявил: «Это настоящая теория превращения простых тел, но не такого, как мыслили алхимики. Неорганическая материя будет веками непреложно эволюционировать по незыблемым законам».

Изучая радиоактивность, ученые наблюдали превращение одних химических элементов в другие, которые также могли быть радиоактивными. Оптимизм этого периода «описательного» изучения природы, когда эксперименты проводились над различными естественными веществами и их соединениями, обладающими свойством радиоактивности, в конце концов сменился некоторым недоумением: когда новых радиоактивных элементов стало достаточно много, неожиданно выяснилось, что всех их невозможно распределить по еще остающимся свободным местам в периодической таблице элементов. Новые элементы отличались по атомному весу, имели часто и различия в характеристиках радиоактивного распада, однако их химические свойства были совершенно одинаковы, из чего следовало, что все они должны быть помещены в одну клеточку таблицы элементов. Таких новых элементов было выявлено почти 40. Было, например, обнаружено, радиоактивное вещество, которое назвали «радий G». Химически оно было тождественно свинцу, но обычный свинец не радиоактивен. Места для этого нового элемента в таблице Менделеева не было. Затем были обнаружены три газообразных продукта радиоактивного распада, для которых также не было места в таблице.

Совершенствование измерительной аппаратуры позволило получить точные данные для атомных весов этих новых элементов. Оказалось, что дробные значения, которые обычно указываются в периодической таблице в качестве атомных весов элементов, являются лишь средними арифметическими атомных весов всех изотопов данного элемента. Точный же атомный вес каждого изотопа оказался кратен атомному весу водорода.

Гипотеза подобного содержания была высказана английским врачом и химиком У.Праутом еще в начале 19-го века: если полагать, что мир построен из атомов, то разумно также считать, что все атомы сконструированы из вполне определенных унифицированных деталей. В качестве такой детали Праут предлагал принять наиболее легкий и простой атом — атом водорода. Дальнейшие измерения атомных весов химических элементов показали, что эти атомные веса имеют дробные значения, так что гипотеза Праута на время — примерно один век — была отвергнута. Предположение о том, что в природе существуют разновидности химических элементов с разными атомными весами и несколько отличающимися физическими свойствами, высказал Фредерик Содди уже в начале 20-го века. Эти разновидности и должны занимать одно и то же место в периодической системе элементов. Они получили название изотопов.

Разные изотопы имеют равные количества протонов, а, следовательно, и электронов на околоядерных орбитах (напомним, что полный электрический заряд атома равен нулю). Именно поэтому химические свойства изотопов одинаковы — ведь они определяются именно этими, заряженными, компонентами атомов, затрагивают только их электронные оболочки. Это касается всех основных химических реакций — горения, окисления, восстановления. Однако количество нейтронов в ядрах изотопов различно, что и приводит к различиям в атомных весах и в физических свойствах. Если мы вспомним, что масса нейтрона практически точно равна массе протона, то нам станет ясно, почему гипотеза Праута вернулась к жизни — масса атома водорода крайне мало отличается от массы протона (лишь на малую величину массы электрона).

Мы уже говорили, что радиоактивные элементы образуют семейства, каждый из его членов рождается в результате самопроизвольного распада материнского вещества: радий – потомок урана, полоний – потомок радия.

Каждый радиоактивный изотоп теряет половину своей массы за одно и то же время – период полураспада (за это время половина ядер претерпевает радиоактивный распад, превращаясь в другой химический элемент). Масса урана уменьшится наполовину за несколько миллиардов лет, радия – за 1600 лет, масса газа радона — за 4 дня, "потомкам" эманации радия, для того, чтобы распалась половина радиоактивных атомов, нужно всего несколько секунд. В таблице приведены некоторые сведения о периодах полураспада для наиболее распространенных природных изотопов (характеризовать радиоактивные свойства ядер временем, за которое распадается половина имеющихся в наличии ядер, было предложено Резерфордом).

Основные физические характеристики естественных радионуклидов

Название Символ Число протонов ( Z ) Число нуклонов ( Z + N ) Период полураспада Вид излучения

Уран

U 92 235 7 ? 108 лет

Протактиний

Pa 91 231 3,4 ? 104 лет

Торий

Th 90 232 1,4 ? 1010 лет

Актиний

Ac 89 227 22 года

Радий

Ra 88 226 1860 лет

Радон

Rn 86 222 3,8 суток

Полоний

Po 84 210 138 суток

Свинец

Rb 82 210 22 года

Калий

K 19 40 4,5 ? 108 лет

Уран

U 92 238 4,5 ? 109 лет

Из всего множества радиоактивных элементов, пожалуй, самый заметный вклад в развитие фундаментальной науки и техники внес радий — химический элемент, открытый супругами Кюри. Соединение радия с хлором в чистом состоянии представляет собой белый тусклый порошок, похожий на обычную поваренную соль. Но излучение радия в 2 миллиона раз сильнее, чем излучение урана. Именно излучение радия было разложено в эксперименте на три компоненты и установлено, что эти лучи способны проходить сквозь самые светонепроницаемые материалы. Лишь толстый свинцовый экран оказался способен остановить поток невидимых лучей, испускаемых радием.

Радий светоносен, излучаемый небольшим количеством радия свет имеет достаточную силу, чтобы читать в темноте. Радий заставляет фосфоресцировать многие тела, сами по себе неспособные излучать свет. Увидев свечение радия, Пьер Кюри сказал друзьям: «Вот свет будущего!» Ученый оказался прав — открытие радиоактивности изменило не только наши представления об устройстве материального мира, но и наши возможности обеспечивать процесс его познания и реализации гуманитарных планов человеческой цивилизации. Проще говоря, у человека появилась возможность добывать энергию из атомных глубин и использовать ее во благо.

Как-то Фредерик Содди взял стеклянную трубочку с радием и фотопластинку в светонепроницаемой кассете и стал водить трубочкой, как карандашом, по кассете. Лучи радия прошли сквозь кассету и на фотопластинке отпечатались слова «Writing radiu» — «Написано радием».

Но нельзя было оставить рядом с пробиркой какой-либо предмет, растение, животное или человека, чтобы на них тотчас же и заметно не повлияла активность радия. Из записей Марии Кюри: «При исследовании сильно радиоактивных веществ надо принимать особо тщательные предосторожности, если хочешь ставить продолжительные тонкие опыты. Различные предметы, употребляемые в химической лаборатории и те, которые необходимы для физических экспериментов, незамедлительно сами становятся радиоактивными и начинают действовать на фотографические пластинки сквозь черную бумагу. Пыль, воздух в комнате, сам одежда делаются радиоактивными. Воздух превращается в проводник электричества. В той лаборатории, где мы работаем, эта напасть приобрела такую остроту, что мы уже не в состоянии иметь ни одного вполне приличного изолированного аппарата». Даже через 30-40 лет после смерти супругов Кюри их записные книжки все еще будут проявлять живую активность и действовать на измерительные приборы.

В 1934 году Ирен и Фредерик Жолио-Кюри открывают явление искусственной радиоактивности: определенные вещества, например, алюминий, подвергнутые облучению альфа-частицами, превращаются в новые, неизвестные в природе радиоактивные изотопы, которые сами становятся источниками излучения.

Особую роль при получении искусственных изотопов сыграли нейтроны. Причина особой роли и возможностей нейтронов понятна: электрически незаряженные частицы могут эффективнее проникать в положительно заряженное ядро. На сегодня известно около 1700 искусственных радионуклидов, получаемых при действии нейтронов на ядра стабильных элементов. Сравните — естественных радиоактивных элементов всего около 300.

Так через 40 лет после своего открытия уникальность естественной радиоактивности потеряла свое значение — человек научился превращать стабильные вещества в радиоактивные, бомбардируя их альфа-частицами и нейтронами.

Добавим еще вот что. Наука описывает наблюдаемые события — процессы, реакции, эффекты, происходящие в пространстве и времени, как соотношения между числами и символами. Эти формулы, как мы надеемся и как показывает проверка экспериментом, правильно отражают причины и следствия процессов в физическом мире, окружающем человека. Однако в эти соотношения должен быть заложен верный масштаб, который определяет истинную значимость эффекта (или скорость реакции, или величину взаимодействия) по отношению к некоторой выбранной для данной изучаемой области явлений единице измерения. Так, для измерения способности вещества проявлять свою радиоактивную природу, выбрана величина, названная активностью. Активность — всего лишь число радиоактивных распадов в секунду. Естественно, это число пропорционально количеству (массе) имеющегося радиоактивного вещества.

За единицу измерения активности ранее принималась величина в 1 Кюри (Ки). 1 Ки соответствует 37 миллиардам распадов в секунду (именно такую активность имеет 1 г радия). Сейчас представляется более удобным использовать намного меньшую величину — беккерель (Бк). 1 Бк — это 1 распад в секунду, т.е. 1 Ки = 3,7 ? 1010 Бк. Почему беккерели удобнее кюри (хотя и несколько маловаты для реальных измерений) — это станет ясно, когда мы будем обсуждать радиоактивность окружающей среды.